Смоленское время
16:03
Пятница, 25 Июня
Курсы валют
сегоднязавтра
85.99 85.99
72.22 72.22
Котировки
РТС 1662.76 5.64
ММВБ 3809.8 9.17
Brent 75.6 0.17

Украина: «Слуга народа» против «врагов народа»

12:5418.02.2021 3104
Авторы: media/moderator/Pictures/1613544401_100.jpg

Новая стадия политической борьбы в Киеве

16 февраля Служба безопасности Украины объявила о подозрении в государственной измене популярному украинскому блогеру и политику Анатолию Шарию. Эта личность достаточна известна в России, но всё же повторю самое главное.

Шарий приобрел известность еще при старом украинском режиме как журналист, пишущий об организованной преступности. Он, вошел в конфликт с руководством и в 2012 году в возрасте 34 лет получил статус беженца в ЕС и сейчас живет в Испании. Новый режим он также не принял, и переключился на общеполитические темы, сосредотачиваясь на разоблачении фейков украинской пропаганды. Его главной трибуной стал канал на YouTube, который к апрелю 2017 приобрел 1 миллион подписчиков, а сейчас их число достигло 2,4 миллиона (к этому надо добавить 350 тысяч подписчиков в «Фейсбуке» и 240 тысяч в «Телеграме»). Но такой успех достигнут в не одиночку а благодаря сети информаторов на Украине. По сути, и сайт Шария и его видеоканал, это самые настоящие СМИ.

Еще с 2014 блогеру стали клеить ярлык кремлевского пропагандиста, но высокий профессионализм и объективность Шария отмечали и те, кого никак нельзя обвинить в симпатиях к Кремлю, например, Владимира Познера.

В начале июня 2019 он, создал на Украине Партию Шария, которая тем летом в Раду не прошла, но на местных выборах прошлой осенью обеспечила себе представительство в горсоветах ряда крупных городов, в частности Харькова, Одессы, Николаева и Мариуполя. И это несмотря на то, что выборы были благоприятные для сугубо местных проектов, а не партий с национальной повесткой. Партия Шария работает в нише пересекающейся со «Слугой народа» Зеленского. В обоих случаях упор на новых людей, молодых и не занимавшихся политикой, на новые технологии общения с избирателем, что находит наибольший отклик у молодого электората. И часть избирателей Зеленского, разочарованная в том что он не стал «президентом мира», это главный потенциальный электорат Шария.

Но крайне трудно предполагать, что подозрение Шарию вернет этот электорат. Пока что выигрыш Зеленского от нового курса кажется сомнительным. Практически все популярные телеграм-каналы, которые в 2019 и начале 2020 года выглядели созданными под него проектами («Легитимный», «Резидент», «ЗеРада», «Женщина с косой», «Темный Рыцарь») раскритиковали обвинения блогера, причем как правило резче, чем запрет трех новостных телеканалов на основании санкций СНБО. Речь не идет об особой идейной близости к Шарию, но близость стилистическая определяет реакцию.

Главное же, что намерение развернуть борьбу с «врагами народа», не усилило позиции президента в парламенте. По-прежнему даже в его собственной фракции нет голосов за назначение Юрия Витренко первым вице-премьером-министром энергетики. Он остается и.о главы Минэнерго, но 17 февраля Рада провалила поправки к закону, согласно которым и.о министров получали бы полноправные полномочия на период в два месяца. Нет и внешних успехов. МВФ еще до дела Шария, но уже после закрытия телеканалов отказался давать второй транш, который по плану Украина могла получить еще в августе прошлого года.
Да, экстрадиция блогера из Испании не слишком вероятна, и в любом случае это процесс не быстрый. Однако ведь можно завести дела на актив его партии, и вообще закрыть ее. И дело не в одной Партии Шария. На 18 февраля намечено заседание СНБО, где анонсированы новые резонансные решения против «агентов Кремля».

То, что Зеленский пошел куда дальше Порошенко теперь очевидно. Как сказал один из самых видных украинских экспертов Кость Бондаренко. «Порошенко действовал не настолько по-волевому, если не сказать по-волюнтаристски, как Зеленский. Если Зеленский видит цель, для него не существует рамок и каких-то ограничителей».

Отбросить все рамки и ограничители – значит пойти по беспределу. Но прежде чем пытаться определять, куда эта дорога его заведет, надо обратить внимание на следующее. Последние действия украинской власти - аналогичны действиям диктаторских режимов. При этом для сравнения надо брать не наиболее известные, европейские режимы, а зависимые от внешних управителей латиноамериканские и африканские. Однако знакомство с биографиями лиц типа Сомосы и Иди Амина показывает, что они с самого начала диктаторской деятельности были либо подготовлены к ней предыдущим опытом, либо по крайней мере публично проявляли черты характера, заставляющие предполагать, что они могут сделать, когда получат власть.
Но в случае с Зеленским нынешний сценарий никем всерьез не рассматривался. Он переиграл немало ролей, и диктатор никак не выглядел его амплуа. Да и деятельность его на президентском посту началась с некоторой либерализации – по крайней мере приостановили возбуждать уголовные дела за «сепаратистские» посты в соцсетях и публикации в российских СМИ. И вот такой поворот.

Но вспомним что и политика Порошенко была не одинаковой. Те самые преследования, от которых поначалу отказались при Зеленском, начались при нем не сразу, а где-то с 2017 и постепенно нарастали. В результате к концу его правления, Украина стала такой какой ее рисовала российская пропаганда еще весной 2014, когда такая картина казалась примитивным упрощением многим из тех, которые не имели никакой симпатии к киевской власти.
Но Порошенко при своем избрании выглядел человеком с задатками авторитаризма, а Зеленский – человеком с авторитаризмом несовместимым. Однако то, что он переплюнул предшественника, можно посчитать и очень логичным. Помните поговорку, «что бы мы ни делали все равно получается автомат Калашникова», ее украинский аналог будет выглядеть: «кто бы Украиной не руководил, будет она бандеровской». Относительно Украины до 2014 можно спорить об истинности такого выражения, но относительно установившегося после Майдана режима спорить не нужно. Лучше понять, что лица у власти могут меняться в результате на выборов, но сам режим электорально несменяем.

Живущему в Европе украинскому блогеру объявили подозрение в госизмене как раз через несколько дней после того, как Европарламент принял резолюцию об имплементации соглашения об Ассоциации с Украиной. В ней немало справедливых замечаний относительно давления на СМИ, разгула радикалов и т.п. Однако всё это соседствует с позицией по Донбассу, которая как раньше оценивает этот конфликт исключительно как российскую агрессию, и впервые эта позиция ужесточается до столь откровенного отрицания Минских соглашений. Ведь впервые Европарламент, и вообще западная структура, публично «приветствует отказ от плана включения поддерживаемых Россией сепаратистов в качестве участников переговоров Трехсторонней контактной группы», а также «выражает сожаление по поводу комментариев высокопоставленных членов украинской делегации в Трехсторонней контактной группе, отрицающих военное участие России в конфликте на Донбассе» (это по поводу почти полгода назад изгнанного из этой делегации экс-премьера Витольда Фокина). А как видно по заседанию Совбеза ООН посвященного годовщине Минских соглашений 11 февраля фактически такой подходом разделяется и исполнительной властью западных стран, как Вашингтоном, так и Берлином и Парижем.

А эта позиция объективно и поощряет Киев следовать той же политике что и сейчас, игнорируя и действительно позитивные призывы Европарламента. Ведь если происходящее в Донбассе не внутренний конфликт (пусть и с определенным внешним участием), а исключительно внешний, то все карательные меры, которые вводит Украина можно объяснять военными обстоятельствами, которые требуют цензуры. И здесь надо заметить, что «война с Россией», это не просто риторика представителей Киева. Так со времен Порошенко в украинском законодательстве существует правовая категория «государство-агрессор», из которого вытекают и связанные с этим законодательные ограничения (например, запрет участия в приватизации физических и юридических лиц государства-агрессора). И нынешние карательные меры Киева именно на эту категорию опираются, позволяя и дальше отбрасывать рамки. 

Александр Пономаренко, политолог

× Сайт использует файлы cookie. Они позволяют узнавать вас и получать информацию о вашем пользовательском опыте. Это нужно, чтобы улучшать сайт. Если согласны, продолжайте пользоваться сайтом. Если нет – установите специальные настройки в браузере или обратитесь в техподдержку.